В Солигаличе по вине врача из-за неправильного диагноза едва не умер ребенок

Материал опубликован: 15.11.2017 в 14:39
Читайте «SMINEWS в Костроме» в Яндекс Новостях
Фото: из открытых источников

09 октября 2017 года Чухломским районным судом Костромской области в г.Солигалич
рассмотрено гражданское дело по иску матери малолетнего ребенка к районному учреждению
здравоохранения о взыскании денежной компенсации за причинение морального вреда.

В начале июля 2016 года у девочки заболел живот, началась рвота, поднялась температура.
Мать обратилась с ребенком в больницу, объяснила всю ситуацию врачу-педиатру, описала
симптомы заболевания. В нарушение всех норм каких-либо анализов у ребенка не взяли,
объяснив, что это рвотно-респираторное заболевание и отправили домой, выписав
только порошок.

В тот же день состояние здоровья ребенка ухудшилось, ребенок перестал принимать
еду и питье, температура поднималась выше, рвота и боль в животе продолжались.
Родительница позвонила в «скорую помощь». Фельдшер передала трубку врачу-педиатру,
у которой они были на приеме и врач порекомендовала сделать водный раствор уксуса и
протирать им ребенка. На вызов никто так и не приехал. Ребенок плакал и мучился от боли,
а мать – от своей беспомощности. На следующий день состояние ребенка ухудшалось,
она уже лежала, почти не плакала, ничего не пила и не ела, была бледная, с
синяками под глазами.

В районе обеда снова была вызвана «скорая помощь». На вызов приехала тот же врач-педиатр,
которая, осмотрев ребенка, сказала, что есть подозрение на аппендицит. Ребенка отвезли
сначала в районную больницу, сделали анализ крови и УЗИ, а затем отвезли в окружную
больницу и там оказали первую помощь: поставили капельницу, взяли анализы и по их
результатам экстренно отправили в областную больницу.

На момент прибытия в областную больницу у ребенка уже синели губы, девочка практически
умирала. Назначили срочную операцию. У дочери оказался перитонит. После операции в течение
10 дней ребенку ставили капельницы, делали промывание, кололи антибиотики. Выписали ее из
больницы только спустя 15 дней. И после этого они дважды были вынуждены ложиться в больницу.

По мнению истца, из-за халатных действий и бездействия сотрудников районной больницы
здоровью ее дочери был причинен вред: из-за неверной постановки диагноза ребенку было
отказано в срочной госпитализации, ребенок в течение 3-х суток вынужденно находился дома
без оказания должной медицинской помощи, физически страдая в это время.

К физическим страданиям ребенка прибавились его нравственные страдания из-за беспомощности
матери, к которой ребенок обращался за помощью в надежде облегчить свое состояние.

Течение заболевания ребенка было осложнено, что подтверждает диагноз и это подвергло
угрозе жизнь ребенка. Осложнение первичного заболевания привело к дополнительным
трудностям при проведении оперативного вмешательства. Перечисленные факторы, в
совокупности, привели к удлинению сроков излечения и способствовали возникновению
отдаленных во времени осложнений.

У ребенка отмечаются психологические изменения в виде постоянного беспокойства за
состояние своего здоровья; боязни белого халата, чувства собственной ущербности
из-за ограничения физической активности. Мать тоже испытывала нравственные
переживания в связи с невозможностью облегчить страдания ребенка,
а так же из-за страха за его жизнь и здоровье.

Департаментом здравоохранения Костромской области по заявлению истца была проведена
внеплановая проверка районной больницы, в ходе которой были выявлены нарушения.
Врач-педиатр привлечен к дисциплинарной ответственности.

Обращаясь в суд, родительница просила взыскать с районной больницы денежную компенсацию
морального вреда в пользу ее малолетней дочери в размере 500 000 рублей.

В ходе рассмотрения дела представитель больницы исковые требования не признал, утверждая,
что факт причинения вреда здоровью малолетней действиями районной больницы не доказан,
доказательств некачественного оказания медицинских услуг не имеется.

Участковый педиатр действовала в соответствии со «Стандартом первичной медико-санитарной
помощи детям при острых кишечных инфекциях и пищевых отравлениях легкой степени тяжести»,
утвержденным Приказом Минздрава России от 09.11.2012 г. N 869н, и Федеральными клиническими
рекомендациями от 2013 года, разработанными Российской Ассоциацией детских хирургов.

Постановка диагноза — острый аппендицит — была осложнена малолетним возрастом ребенка,
при котором симптомы острого аппендицита схожи с большим числом симптомов вирусных
заболеваний, не требующих оперативного вмешательства. На момент обращения ребенка
за медицинской помощью в детских учреждениях города и района была эпидемия острой
кишечно-вирусной инфекции. Консультация инфекциониста не было, поскольку такого
специалиста в штате больницы нет.

Врач-педиатр была допрошена в суде в качестве свидетеля и пояснила, что когда к ней
обратились на прием, описанные симптомы были характерны для многих кишечных инфекций,
ОРВИ или отита. Жалоб на боли в животе озвучено не было, соответственно, не было и
никаких признаков острого аппендицита. Был поставлен предварительный диагноз:
острая кишечная инфекция, гастрит. Срочности в сдаче анализов не было.

В соответствии с законодательством РФ вред, причиненный жизни (здоровью) граждан при
оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и
порядке, установленных законодательством.

Женщина обращалась в правоохранительные органы с заявлением о привлечении врача-педиатра
к уголовной ответственности за проявленную халатность при оказании медицинской помощи
малолетней, в возбуждении которого было отказано в связи с отсутствием в действиях
состава преступления.

В основу принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела положено заключение
комплексной судебно-медицинской экспертизы, согласно которой на этапе оказания медицинской
помощи имелись нарушения тактического и диагностического характера, а именно: не в полном
объеме собран анамнез заболевания, не в полном объеме отражена клиническая картина, что
привело к несвоевременной диагностике хирургической патологии и к проведению оперативного
лечения в более поздние сроки, что не оказало влияния на исход заболевания.

Таким образом, по причине отсутствия прямой причинной связи между оказанием медицинской
помощи в районной больнице и наступившим неблагоприятным исходом, степень тяжести вреда,
причиненного здоровью человека действием (бездействием) медицинских работников,
не устанавливается.

Суд посчитал заключение данной экспертизы допустимым доказательством по рассматриваемому
делу, так как оно соответствует предъявляемым требованиям к доказательствам по
гражданскому делу, и приобщено к материалам дела.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принял во внимание степень
вины нарушителя, степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными
особенностями гражданина, которому причинен вред.

Отсутствие в штате больницы специалиста, а также отсутствие технической возможности
применения лабораторных и инструментальных методов исследования, не освобождает
учреждение от необходимости исполнять указанные требования Стандарта, которые могут
быть исполнены путем привлечения нештатных специалистов или направления ребенка в
иное лечебное учреждение.

Суд посчитает доказанным, что на первичном этапе ребенку были оказаны медицинские услуги
ненадлежащего качества. Ребенок не был осмотрен врачом-инфекционистом, не проведены
лабораторные и инструментальные методы исследования, что привело к несвоевременной
диагностике хирургической патологии и к проведению оперативного лечения в более
поздние сроки. В связи с этим, ребенок более длительный срок испытывал физические
и нравственные страдания, вызванные болью и недомоганием, а затем более длительный
срок находилась на лечении после операционного вмешательства.

При данных обстоятельствах, за получение услуг ненадлежащего качества у истца возникло
право на возмещение морального вреда по основаниям, предусмотренным Законом РФ
«О защите прав потребителей».

При определении размера компенсации морального вреда суд учел степень вины ответчика,
в сторону уменьшения приняты обстоятельства, указанные в заключении экспертов, а именно:
трудности в постановке правильного диагноза – острый аппендицит у детей раннего возраста,
а также отсутствие факта причинения вреда здоровью врачом-педиатром.

По результатам рассмотрения дела и исследования доказательств, судом вынесено решение
о частичном удовлетворении исковых требований, с учетом требований разумности и
справедливости, суд оценил размер денежной компенсации морального вреда в 10 000 рублей.

В связи с удовлетворением судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскал
с ответчика в пользу истца штраф в размере 5 000 рублей, а так же расходы на услуги
представителя по представленным квитанциям.

Решение вступило в законную силу.

Рассказала «SMINEWS в Костроме» — Помощник судьи Чухломского
районного суда в (г.Солигаличе) — Мироханова Оксана Викторовна

Подписывайтесь на канал «SMINEWS в Костроме» в Яндекс Дзен

В Солигаличе по вине врача из-за неправильного диагноза едва не умер ребенок